Евреи-крестоносцы:зачеркни лишнее

Выбор наших героев совершенно случаен. Впрочем, рубрика так и задумывалась — мы хотим поближе узнать тех, с кем рядом живём. Вот и сегодняшняя героиня на первый взгляд ничем особым не приметна, кроме, пожалуй, весёлого нрава. Привлекла же она моё внимание тем, что прошла через знакомство со многими мессианскими сектами в округе. А получилось это так.

Родилась Зоя в смешанной семье: папа — еврей, мама — русская. Обычная советская история и ситуация, вносящая раскол в сознание детей. А как может быть иначе на стыке двух разных традиций, менталитетов, мировоззрений? Поясню примером. В 6 лет Зоя испытала шок. Какая-то бабка-соседка просветила её насчёт того, кто такие евреи и как правильно с ними поступали фашисты. И когда Зоя под впечатлением этой информации невинно спросила у своей бабушки-христианки, кто, мол, такие эти страшные евреи, то получила ошеломляющий ответ: «Так твой папа — еврей».

Для неё перевернулся мир, который до тех пор был таким уютным. Её папа — самый плохой человек на свете! Значит, и она тоже? С этим смешанным чувством стыда и страха она и росла. Наверное, у Куприна прочитала, что у евреев чёрные волосы и зелёные глаза. Она не хотела иметь этих еврейских примет. Насчёт цветовой гаммы девочка ошибалась, а насчёт того, что плохо в этом мире быть евреем — нет. В общем, Зоя считает, что смешанные браки — плохо, дети, рождённые в них, не могут себя идентифицировать. Иногда до конца жизни.

Вот она — полжизни прожила, а до сих пор толком не может разобраться, кто же она. Вроде, наполовину еврейка, но одна бабушка-христианка её крестила. И этот эпизод, считает Зоя, обязывает её примкнуть к православию. Да хоть считай она подругому, ортодоксальные евреи своей её всё равно не признают. Вот если бы наоборот — папа — пусть чукча, пусть араб, лишь бы мама была еврейкой, — тогда другое дело!

Замуж Зоя вышла за нееврея — задачи перед собой найти еврея она не ставила. А и поставь, так откуда взяться им в их местности? В лётном училище, где преподавал отец, евреев отроду не было: не принимали их туда (за несколькими исключениями), даже захоти те стать асами советского неба.

Два слова о религии. Она выросла неверующим человеком. Более того, атеизм в советском вузе изучала. Наверное, хорошую отметку имела. Но вот уехала с мужем-военнослужащим в Польшу и познакомилась там с верующими католиками. Она увидела в них то, что отсутствовало у массы её сограждан, — нравственный стержень. Это были какие-то особенные люди. Зоя открыла для себя новый мир. Оказалось, что самое ценное на свете — человеческая жизнь.

Нет, она, конечно, эту заезженную истину знала, но, вопервых, сама заезженность была результатом конфронтации официальной советской морали с практикой её применения, не ставящей человеческую жизнь ни во что. И вообще, как-то ярко католики жили на фоне этого вечного постулата. Она увидела, как бережно они относятся друг к другу, да и ко всем остальным людям. Их досуг был духовно насыщенней, чего не скажешь о родных офицерских пьянках. Эти люди стали ей глубоко симпатичны. И в один прекрасный момент она вдруг почувствовала, что Бог есть. Жизнь начала приобретать новый смысл.

Потом они уехали в Иркутск, и время от времени она ходила там в церковь: свечку поставит, о жизни задумается. Не так уж часто бывала там, но сама жизнь в христианском окружении этому способствовала. Сотрудница, бывало, скажет: «Завтра Пасха, в церкви надо куличи святить. А вы, Зоя Рувимовна, тоже идёте?» Шла, искала себя, наверное.

Вот её свекровь совершенно другим человеком была: орден Ленина, не считая разных других наград разрядом помельче, в праздники её грудь украшал, а всё равно антисоветчицей была мощной — ненавидела систему обмана и взяточничества. Имела нравственный стержень без церковных подпорок. Она и перед смертью, глядя уже косматой в глаза, говорила: «Вот, на краю стою, а всё равно не верю ни в чёрта, ни в Бога!» Так и ушла, настаивая на своём неверии до последнего. А куда ушла? В рай? В ад? В никуда?

Зоя считала себя большой грешницей и полагала, что шансов на спасение души, а вернее, на приобретение того самого стержня, у неё окончательно нет. Но нашлись (не)добрые люди, которые внушали ей: «Ты не поняла: каждый может покаяться, и всё будет хорошо. Жертва за твои грехи уже была отдана господом нашим Иисусом Христом. Покайся, и ты станешь новой личностью, которая не будет больше грешить!» Зоя понимала химерность этого постулата — ведь каждый сам должен нести ответственность за свои поступки. И, кроме того, раскаяние, покаяние — это слова: их легко произносить, потом опять грешить и опять каяться. Всё было как-то неуклюже. И тут она познакомилась с Доном.

Дон был американским баптистским миссионером. Он стал приходить к ним в дом, и она увидела в нём совершенно чистого человека. Он был деликатен, честен, искренен и глубоко порядочен. Самое интересное, что все пытались убедить её прийти в церковь, Дон же никогда на этом не настаивал, на тему религии не разговаривал. Может, был убеждён, что евреев, даже половинчатых, вовлекать нельзя. Он очень уважительно относился к еврейскому народу, придумавшему религию, ставшую для его религии материнской. Он был всегда готов прийти на помощь и многократно это подтверждал делом. Зоя таких людей никогда раньше не встречала. Она стала думать, что именно таким был Христос. Дон олицетворял собой идеального человека. И случая убедиться в обратном у неё не было.

А жизнь шла своим перестроечным чередом. Сын и дочь уехали по молодёжным программам в Израиль, там и остались. Зоя с мужем оказалась в наших краях. Она, как и все, прошла курсы немецкого языка, но, увы, его уровень не мог позволить ей устроиться даже на простую работу, не то что по её библиотечной специальности. А мужлётчик, кстати, вскоре освоил новую для себя профессию и работает уже несколько лет, кажется, зубным техником. Зое же надо было всётаки заполнить вакуум в душе, она ещё не завершила поиски своего нравственного «я». И где его искать, если не в христианстве?

В немецкую церковь наши не ходят, православной под боком нет. Этим и пользуются находчивые люди из «русских», открывшие различные сектантские организации и ставшие новоявленными пасторами. Многие из них специализируются на евреях. Добрые люди подсказали Зое адрес, и она стала завсегдатаем миссионерской организации с еврейским названием в Дюссельдорфе. То есть вывеска еврейская, а сущность — антисемитская.

А какой она ещё может быть, если её идейные наставники ставят целью приведение евреев в христианство, то есть их исчезновение как народа, давшего миру идею Бога и возможность связи с ним напрямую, без посредников. Такая деятельность осуждается, кстати, всеми христианскими церквями, не говоря уже об иудаизме. Об этом уже столько писано-переписано! Вот и наша газета постоянно публикует материалы о методах деятельности организаций, вбивших себе в голову, что Иисус вернётся на землю, когда все евреи примут его.

Дают американские миссионеры на обработку иудеев, в первую очередь «русских», десятки миллионов долларов. Да и местные сердобольные христиане, умиляющиеся евреям, ставшим на «правильный путь», тоже подают. Короче, действуют эти организации активно, а судя по тому, что несколько десятков евреев всётаки дали себя ввести в заблуждение, то свой хлеб с маслом их руководители едят не совсем даром. Среди попавшихся на миссионерский крючок была и Зоя — хоть какая, но еврейка!

Она стала ездить на их мероприятия. А чего плохого, как и многие другие, думала она: песни еврейские поют, библию изучают, праздники отмечают, наконец-то она сможет слиться с народом, который так почитал Дон и к которому она принадлежит наполовину. Но вскоре духовный лидер этого безнравственного движения уговорил её поехать на так называемую конференцию. Вот там-то она и прозрела: увидела только склоки, нечис- топлотность и неинтеллигентность отцов-руководителей. Где, спрашивала она себя, пропагандируемая идея всеобщей любви? Где рекламируемая правдивость? Почему они так рьяно выступают против официальной церкви? Как можно одному из руководителей вещать о спасении души, а параллельно искать адвоката, который помог бы спастись от уголовного преследования? Зоя увидела только грязь и фальшь. Она перестала туда ездить. А отступничество — ей это с самого начала объяснили — единственный смертный грех. Интересная, о многом говорящая деталь, кстати.

Она посчитала всю эту грязь случайностью и стала посещать организацию такого же толка в Мюльхайме.

З десь всё поначалу выглядело пристойно. Немецкая пара в гости приходит, радуется — не нарадуется на иудеохристианскую паству. На гитаре играют. Обнимают и целуют каждого. Особенно того, кто покаялся. А потом оказалось всё то же: ложь и махинации. Система, как в советской парторганизации. Такие же пропагандистские приёмы, только молятся при этом. Нет нравственности и здесь, поняла она.

А значит, нет здесь и Бога, которого она ищет. О каком Боге может идти речь, если общественные деньги тратятся только на привлечение новых душ? Наплевать, что это последние центы какой-то наивной вдовы! Во что верить, если скрываются доходы, а тот, кто честно работает, вызывает насмешки? Если из кассы лоббируются коммерческие интересы друзей и знакомых? Если разрушаются семьи, потому что, с одной стороны здесь говорят: «Да убоится жена мужа своего!» А с другой — мужа, не исповедующего их религию, ни во что ставить не надо. Успешные люди сюда не ходят. Здесь паству ищут, как правило, по больницам — того, кто тяжело болен, легче убедить, что вера именно этой секты поможет излечиться. За соломинку человек хватается. Сектанты научились чувствовать человеческую слабинку, на ней и играют. К сильному не подойдут, ищут слабых, ущербных, немощных. Тётку какую-то несчастную обработают. Мать-одиночку найдут, которая взвыла от неуправляемых детей. Зоя ушла и отсюда.
 
Познакомилась с русскоговорящими баптистами. Здесь вообще темнота дремучая — книг не читают, телевизор не смотрят, детей бьют, учителей проклинают. Мрак! Нет, с неё хватит! Она уже не верит, что есть нравственные религиозные люди. Она уже не понимает, почему Дон был таким? Исключение? Получается, что его чистота возникла не благодаря, а вопреки религии.

То же, с чем она столкнулась, не имеет ничего общего с нравственным трудом. И вообще с нравственностью. И вообще с трудом. Они не только себя, но и своих прихожан не сильно обременяют моралью: согрешил — покаялся, согрешил — покаялся. Никаких духовных усилий! Всерьёз их интересует только  численность паствы — под это получают деньги. Они заняли уютное место под солнцем. Кем они были до приезда в Германию? Неучами и неудачниками! А теперь они владеют душами людей. Они получили власть над ними. И материально, кстати, преуспевают. Там был токарем, здесь стал пастором. Там был строителем, здесь стал руководителем «церкви». Там был никем, здесь... нет, здесь они тоже никто. Придёт время, и это увидят те немногие, кто не устоял перед их харизмой, читай: наглостью.
 
А Зое очень неуютно. В чехарде псевдоцерквей и псевдосинагог она не нашла ни себя, ни Бога. Я пригласил её на наши мероприятия, она слышать об этом не хочет — не верит, что может быть чистым место, где говорят о нравственности. Я ей не обещал, что она встретит у нас Донов, наоборот, у нас самые обычные и разные люди. Иудаизм — это очень реальный взгляд на мир, он не идеализирует людей. Он пытается сделать их лучше, и это ему удаётся. Но без волюнтаризма и (само)обмана. Без фальшивых междометий: «Ах, спасибо, сестра, за то, что ты меня покритиковала!» Но зато с постоянным трудом в постижении еврейских нравственных ориентиров и маленькими победами над самим собой. Это трудная и бесконечная дорога. Но она единственно возможная для совестливого человека. Приходите, Зоя Рувимовна, мы будем одолевать её вместе!
 
Лев ШВАРЦМАН
P.S. Скромность героини и этические соображения
редколлегии вызвали решение на сей раз
фотографии не публиковать.


 
-.png   +.png

Main Menu
Aktuell
Wissen
Web
Kontakt
Evangeliumskirche Glaubensgeneration in Mission Gottesreich "Eine umfassende Übersicht über die Evangelikale Szene in Deutschland. Uneingeschränkt empfehlenswert!"

Image

Wir wehren uns gegen Judenmission

 

     
Juden & Jesus
                  
                                        
Antizionismus


Zionismus


© September 2017 Maschiach.de // Roman Gorbachov // Blog // Umsetzung // Datenschutzerklärung // Impressum