Христианский голос в иудейском хоре

От сегодняшней героини я как-то услышал, что, находясь в гостях на Украине, она рассказывала там, что поёт теперь песни на иврите, идише, немецком и даже турецком языках. Действительно интересно: русская женщина в Германии поёт в еврейском хоре. Почему бы с ней не познакомиться поближе? Да и вообще интересно, с чего это человек вдруг вступает в Клуб друзей еврейской общины? Короче, поговорили мы. Спешу поделиться услышанным.

Она — кубанская казачка. Родилась пятым, и поэтому не очень желанным ребёнком в бедной семье. От неё, ещё не родившейся, уже хотели избавиться. Но отец сказал: «У остальных четверых отрежем по кусочку и прокормим её». Мать согласилась — сама выросла у чужих людей. Кстати, когда эти чужие люди попрекали её куском хлеба, мол, мы тебя кормим, а потом ты нас бросишь, она поклялась, что будет за ними в старости присматривать. И когда замуж выходила, сказала мужу: «Если берёшь меня, то знай, что я своих родителей никогда не оставлю». Но это было со вторым мужем, а за первого её в 17 лет против воли отдали. Она, стоя тогда под венцом, дала себе слово, что никогда не будет препятствовать своим детям вступать в брак по любви.
 
Шёл 1918 год, и через два месяца её нелюбимый молодой муж погиб на войне. Она стала первой в станице комсомолкой, первой коммунисткой, рьяной агитаторшей советской власти. Вышла замуж за такого же «идейного», родила ему четверых детей и вот согласилась с доводами мужа по поводу пятого. Была она умна, начитана, причём до всего доходила самостоятельно. Всё детство нашей героини было наполнено мамиными пересказами книг: «Принц и нищий», «Отверженные»... — всё мама рассказывала талантливо, в лицах. Она и пела, и плясала, и в драмкружке выступала.

Вообще в Светлане много от маминых талантов, да и от характера её: жертвенность, например. Слово, данное неродной матери, та сдержала и ухаживала за ней три года, за парализованной. Причём старуха всячески досаждала приёмной дочери: днём высыпалась, а ночью кричала, кукарекала, просила то сё подать, то это. Издевалась, в общем, но дочь до конца выдержала. Все говорили: «Сдай старую, родная и то бы такую вредную сдала!» А она не стала — досмотрела женщину, заменившую ей мать, до самой её смерти. Железного характера была.

В 40 лет вдовой осталась — муж с сыном в войну ушли в партизаны, да там и сгинули. Немцев два раза видели: когда они через станицу прошли, полицаев из местных оставив, потом — когда удирали. А мать из партии исключили, потому что в оккупации была. И когда после смерти Сталина захотели её восстановить в членах ВКП(б), она, обиды не простив, наотрез отказалась.

Замуж ради детей больше не вышла. Шила брюки, трофейные ночные рубашки на венчальные платья перешивала. Очень трудно было, но подняла детей. Светлана сливочное масло первый раз в жизни увидела в училище, куда поступила после семилетки. Мать дала ей 3 рубля и сказала: «Езжай поступай, куда хочешь». А с этими деньгами добраться можно было лишь до соседнего Пятигорска.

Там только в почтовом училище предложили общежитие, да ещё кормить обещали бесплатно, она и отдала туда документы. Хотя училась хорошо и могла на лучшее рассчитывать. Но судьба определилась — на всю жизнь почтовым работником стала. Техникум заочно окончила, начальником почты служила, но это потом. А пока, после училища, послали её в Среднюю Азию почтово-телеграфным агентом.

Была она худенькой, стройненькой, длинную косу носила. Весёлой и приветливой была. Правда, спуску обидчикам не давала. Потребовал какойто местный выдать ему почту, а документа не предъявил, мол, вы тут меняетесь каждый раз, а я паспорт поэтому носить с собой должен?! Выдай ему почту на фамилию Ебиев — и всё. Ух, как она покраснела-обиделась, не стала смотреть ему почту. Кто ж мог знать, что у него фамилия и вправду такая?! Или вот, два хлопца за почтой пришли в сорочках украинских, один видный такой. Подруга Зойка и говорит ей: «Светка, видела хохла? Ни с одной девкой не встречается!» Она возьми и брякни: «Захочу, пойдёт со мной в кино». На кило «Золотого ключика» поспорили. Не буду утомлять вас, милые, выиграла она ириски, влюбила в себя красавца Вороновского. Ей было 19, он на 7 лет старше. Солидный мужчина, уважал её, давал чувство защищённости. А то, что он имел только несколько классов образования, — так это было поправимо. И вправду поправила: выл он от учёбы, но она заставила его ходить в вечернюю школу, а потом в техникум.

Светлана вообще оказалась мудрой женой. Он ей сказал: «Я, когда женюсь, бабскую работу делать не буду». «А мой муж будет всё делать», — ответила она. «А за кого ты замуж собираешься?» — подивился он. «За тебя».— «Ну посмотрим». — «Посмотрим». Надо ли говорить, что она этот спор выиграла? Как? Просто нахваливала его перед всеми, мужчина, как известно, за добрые слова не то что звезду с неба достанет, картошку в мундире сварит! А ей оставалось только всем с гордостью рассказывать, как вкусно он это сделал. В общем, купила мужика похвалой.
 
Ещё она увидела, что в муже силён дух противоречия. Что значит «увидела» — сам сказал. Были они в гостях, она ему: «Не пей!», а он назло выпил. Сколько раз она просила не пить, столько раз он опрокинул в себя рюмку. В конце встать с места не мог, она ушла одна домой. На следующее утро пришёл, встал на колени и говорит: «Никогда не говори мне, чтобы я не пил». Она поняла и никогда больше такой глупости не повторяла, наоборот, призывала: «Пей, дорогой!», а он уж сам из противоречия много не пил. Такой человек был. Незадолго перед смертью захотел выпить, она не удержалась, сказала ему: «Не пей!», назло ей выпил, конечно.

15 лет прожили они, можно сказать, душа в душу. Ни разу не поссорились, ни разу крупно не поспорили, а секрет прост: она его никогда не допекала, никогда не нападала на него. Всё мирно решала и ласково.

Она и с родителями его управилась. Надо ли говорить, что они, западные украинцы, были против русской? Её мать тогда сказала: «Ты должна взять их любовью. Они должны тебя полюбить. Они должны смириться с тем, что ты не Маруся с ихнего села. Докажи, что ты лучше Маруси!» Когда она родила дочку, то очень худой была. Решили они с Вороновским, что поедет она к его родителям откормиться. Её муж был первый в селе, кто женился на русской. Сестра мужа, встретившая её на вокзале, сказала: «Ты, когда придёшь, скажи «Добрый дэнь!», а не «Здравствуйте!» И вот идёт она по селу, тощая, страшная, а всё село сбежалось на неё посмотреть. Как сквозь ряд шпицрутенов проходит. А в ряду том девки деревенские стоят, все ядрёные, краснощёкие, красивые. «Здравствуйте!» — говорит она им. А они: «Вот вперта москалька, не хоче казать: «Добрий дэнь!»

Поначалу она ни слова не понимала. Потом не только язык — все песни их выучила. Как ей, молодой девчонке, удалось добиться того, что все её полюбили, мы можем только догадываться. Хотя это не очень трудно понять: чтобы тебя полюбили, надо самой любить. Она проявила к ним большое уважение и не меньшую любовь. И вскоре уже все говорили: «И дэ же вин таку жинку найшов?»

Тёща сказала, что дочку окрестить надо, чтобы по ночам не плакала. Светлана была так измучена бессонными ночами, что уступила. И правда — помогло. На одну ночь. Но здесь она увидела, как люди верят в Бога. Она выросла в семье атеистов. Мать заповедала без отпевания похоронить себя, без священника, и креста на могиле не ставить. Так и лежит под звёздочкой красной. В общем, религия была не для Светланы. Правда, когда муж умер, она похоронила его со священником, но сделала это механически, не задумываясь особо.

А через три года проснулась однажды ночью, как от толчка какого-то: «Читай «Отче наш»! На следующую ночь опять проснулась от того же голоса. Внутреннего ли, снаружи откуда ли? На третью ночь прочитала. С тех пор верит. В 50 лет прошла обряд Крещения. Стало легче жить.
Ей повезло: такого священника встретила, про каких только в книжках прочитать можно. Когда много служителей культа на Украине из православия в католичество ударились, он свою веру из конъюнктурных соображений не поменял. Хотя угрожали рас- правиться и даже дом сожгли. Это он ей сказал: «Ходить можешь и в церковь, и в мечеть, и в синагогу — главное, раз в год православному священнику исповедайся. А Бог — он один на нас всех».

Но всё это будет потом, уже в другом городе. Про него она по телевизору передачу посмотрела: в лесу под Львовом город новый будет строиться. Она сразу себе сказала: «Я буду жить в этом красивом месте». Мужа уговорила, сыграв на том, что к его родителям поближе будут. Короче, с двумя чемоданами и двумя детьми прибыли они в будущий город Новояворовск.

Их никто здесь не ждал, сказали, что поспешили телевизионщики с рекламой города, никакого набора на работу ещё нет. «А мы уже здесь», — отвечают. Дали им место в вагончике. Муж слесарем за 47 рублей устроился, 10 из них потом за квартиру отдавали. Намучились — не рассказать как: за год даже ни одной пары носков не купили. Был это 1966 год. Иринке 6 было, Андрюшке — 4. Как она себя казнила за приезд необдуманный! Но понемногу жизнь налаживалась. Димка, третий ребёнок, здесь спустя три года на свет появился.

В 68-м году она начальником почты стала. Взятки давать научилась, иначе, например, не полечишься. А лечиться пришлось — у мужа рак обнаружили. 10 лет он болел, 10 лет она на больницы да на врачей работала. Когда умер, люди деньги приносили: хватило на похороны, на поминки и на памятник мраморный. Так их к тому времени уважали здесь. Было ей всего 42 года. Думала, что пропадёт одна. Не пропала. Двум детям высшее образование дала, третий краснодеревщиком стал.

Так прожила она одна 10 лет. С одиночеством смирилась, оно даже её устраивало: детям больше внимания уделяла, в санаторий каждый год ездила, по заграницам разным побывала. О любовнике и помышлять не могла: так чистоту свою блюла, что ни с одним мужчиной на улице поговорить не останавливалась. А тут на свадьбе Гардера встретила.

Он был секретарём заводского парткома, угрюмый, мрачный человек. Но известно было, что порядочный — у всех начальников дачи давно, а у него из всех благ только совесть имеется. Однажды пришёл он на почту, шумел, журнал какой-то у него пропал. И скажи ей кто, что она выйдет замуж за Гардера, три дня хохотала бы. А тут он на свадьбе, недавно овдовевший, шутя положил ей руку на плечо, и её словно током ударило. Домой её проводил.

В следующий раз сватья пригласила в карты поиграть, он там уже, опять провожать пошёл. Потом разговоры серьёзные начал. Она дочке рассказывает, думает, что той тоже смешно будет. А дочка возьми и скажи: «А что, серьёзный человек. Выходи за него, мама». Она решилась: была не была! Расписались, ушли на квартиру. Все смеялись: «Хороши молодожёны! Свои хаты детям пооставляли, а сами по чужим углам скитаются!» А им всё славно, потому что хорошо друг с другом. Ласковым, внимательным, заботливым человеком оказался. И мужчина такой же. Бывало, сидит она на работе, о нём вспомнит и потом вся покрывается — к нему бежать хочется. В общем, полная гармония. Иначе как Павлушей она его не называет. А её дети уважительно: Павел Андреевич. Хотя по документам он Генрихович был. Из этнических немцев он.

Приехали они в гости к его родственникам в Германию, и эта страна потрясла Светлану. А дома — квартира съёмная да будущее непонятное. Переехали, в общем, решились, вырвали сами себя с корнями из той почвы и пересадили в эту. Первый год очень тяжело было. На каждого, говорящего по-русски, она чуть не с объятиями кидалась: брат родной тот, кто на родном языке говорит.

Натура общительная, она общество искать стала. Ау, где же вы, русские объединения? На мероприятие церкви «Поколение веры» пошла в Дуйсбург. Какая там церковь — пародия! Скачут, кричат: «Мы любим Бога!» Разве так Его любят? Нет, не для неё это оказалось. В мюльхаймский немецко-русский Центр ходить начали. В украинскую православную церковь в Дюссельдорф ездят, но далековато всё-таки. В конце концов в Клуб друзей еврейской либеральной общины вступили — на многие мероприятия к нам ходят. Светлана Николаевна поёт в еврейском хоре, вот и подивила земляков-украинцев интернациональным репертуаром, что, как уже сказано, и стало импульсом для этого очерка.

Мне интересно, и я спрашиваю, когда она впервые с евреями столкнулась? Поразительно, но вживую только здесь, в Германии. У них в городе, правда, был один: в снабжении, как водится, работал и жену свою Вику очень любил. Райх Владимир Захарович. Человек как человек, запомнился весёлой историей.

Из командировки телеграмму жене прислал: «Выеду в 16 часов». Приезжает, Вики дома нет. Он к её подруге, там она. «Что же ты, Викочка, дома не сидишь, мужа не встречаешь?» — «А я сидела, ждала, а тебя нету».— «А когда же ты меня ждала, когда я только что приехал?» — «А как ты и обещал, в 16 часов ждала. Приготовилась вся, а тебя нет».— «Так я ж в 16 не мог дома быть, я в это время только выехал!» — «Не знаю, как ты написал, так я тебя и ждала», — и телеграмму его протягивает. А там вместо буквы «д» «б» стоит, благо, «д» оборотное легко ей исправить было. Вот такие русскоеврейские шутки.

А с евреями она впервые в книге Э. Тополя заочно познакомилась. Ух, как обжёг её этот народ! Своей историей, судьбой, характером. Ничего она о нас не знала, лишь в Германии поближе сошлась. И стали мы ей интересны. Она и на «Еврейский ликбез» постоянно ходит, всё понять, наверное, хочет, откуда мы такие.
Она полюбила наш народ. Дружат Хардеры с разными еврейскими семьями: Ревзиными, Гамбургами, Братчиками, Михелевичами...

...Кто-то спросил меня с укоризной после выступления хора на одном из Шаббатов: «Вы видите, что в еврейском хоре поёт женщина с крестиком?» — «Нет, — ответил я, — я вижу, что женщина с крестиком поёт в еврейском хоре». Всё зависит от логического ударения. В случае со Светланой Николаевной Хардер ударение проставлено правильно. Наши двери и души открыты для людей всех вероисповеданий и всех народов. Лишь бы они были нашими друзьями.
Лев ШВАРЦМАН

 
-.png   +.png

Main Menu
Aktuell
Wissen
Web
Kontakt
Evangeliumskirche Glaubensgeneration in Mission Gottesreich "Eine umfassende Übersicht über die Evangelikale Szene in Deutschland. Uneingeschränkt empfehlenswert!"

Image

Wir wehren uns gegen Judenmission

 

     
Juden & Jesus
                  
                                        
Antizionismus


Zionismus


© November 2017 Maschiach.de // Roman Gorbachov // Blog // Umsetzung // Datenschutzerklärung // Impressum