Беспричинная любовь

Он выделяется энциклопедическими познаниями в истории еврейского народа, политическом положении Израиля. Он отличается феноменальной памятью, содержащей сотни точных дат, цифр и фактов. Он запоминается беззащитной улыбкой, за которой скрывается твёрдость убеждений. Он заинтересовывает всех, кто с ним сталкивается, — хочется узнать о нём больше. Я своё человеческое и журналистское любопытство удовлетворил — просто напросился в гости. И услышал много интересного.

Первое, что удивляет, — это его фамилия. Всякие фамилии встречаются в нашем народе — лишенце и приспособленце, но Федотовых среди евреев, наверное, не найти. Откуда она взялась? Его прадед Теодор, будучи коммивояжёром, в середине XIX века приехал в Одесскую область из Карлсруэ. Он носил вполне еврейскую фамилию немецкого «розлива» — Дингер. В России он застрял навсегда, потому что женился на еврейской девушке из немецкой колонии. Не удивляйтесь — немцы с евреями в то время зачастую жили вместе и дружно (впрочем, как и сейчас). Он привёз с собой либеральные еврейские идеи, по крайней мере ни он, ни его потомки сильно религиозными не были.

Вскоре он разорился, оставив сыну Якову в наследство только свою фамилию. А тот передал её дальше, своему сыну, родившемуся в 1903 году и названному в честь дедушки Теодора уже на русский лад Фёдором. Жила семья на «пролетарской» Пересыпи, евреи вместе с русскими, украинцами, молдаванами... Это соседство было всяким. Во время погрома 1905 года их семью спрятал сосед, как говорится, простой русский слесарь. Хотя, как видите, не так уж и прост был.
 
Жили Дингеры очень бедно, с 10 лет Феде пришлось на сахарном заводе сбивать ящики. Платили в месяц 3 рубля, на эти деньги нужно было содержать мать, сестру... Концы с концами не сводились. Поэтому, когда произошла революция, он, как и большинство еврейской бедноты, принял её всем сердцем. Это именно он превратился в Федотова.

Когда Одессу заняли деникинцы, он пошёл в большевистское подполье, которым, кстати, руководил 25-летний Ян Гамарник — будущий начальник главного политического управления Красной армии и первый заместитель наркома обороны. Это по его решению всем подпольщикам на случай провала были изготовлены справки с вымышленными именами. Причём еврейские фамилии безжалостно сменялись на русские. Потому что евреев-подпольщиков «белые» расстреливали без разговоров.

Так Федя Дингер стал Федотовым. Может быть, благодаря такой конспирации, одесское подполье не было разгромлено. Когда же в город вошла бригада Котовского, Фёдор Федотов ушёл в Красную армию. При этом приписал себе год, чтобы его, 16-летнего, взяли наверняка. Провоевал он всю гражданскую. Дослужился до краскома* — получил кубик в петлицу. Остался он в армии навсегда.
 Военные дороги привели его в город Рамны, где он встретил красивую девушку, учительницу ликбеза, и женился на ней. Она была из большой семьи — 10 своих детей было у её родителей (обычное дело для еврейского уклада того времени) да ещё одного усыновили.

Один из её братьев погиб в Первую мировую, и его смерть спустя несколько лет спасла их отца. Когда в Рамны вошли белогвардейцы, они для острастки решили расстрелять 100 жидов. Сказано-сделано, похватали первых попавшихся и заперли в каком-то амбаре. Среди заложников оказался и будущий тесть Фёдора. Его жена кинулась к соседу, бывшему царскому подполковнику. Тот пошёл к амбару, нашёл какого-то старшого и сказал ему: «Что ж вы, господа, делаете? Сын погиб за царскую власть, а вы его отца расстрелять хотите! У него 10 детей останется...»

Убедительно, видно, сказал. Не стали убивать жида, сын которого жизнь отдал за царя-батюшку, уже самого к тому времени расстрелянного большевиками. Послали его к той самой многострадальной русской матери и отпустили. А остальных 99 на следующее утро расстреляли. Дожил он после этого до 1932 года и умер своей смертью.

У молодых меж тем в декабре 1925 года родился сын, которого назвали Эрленом и кото- рый спустя более восьми десятков лет сидит и рассказывает мне историю своей семьи. Надо сказать, судьбы для советской эпохи обычные. Колесил по всей стране красноевреец Фёдор Федотов, а его семья — вместе с ним. В Средней Азии гонялся за басмачами, потом закончил школу красных командиров, стал кадровым военным. Гатчина, Вознесенск, Ленинград…

Пережил без последствий отстрельный 37-й год, когда пустил себе пулю в лоб бывший руководитель одесского подполья Ян Борисович Гамарник. А в их части исчез только один офицер, капитан Шелаковский. А кто ему виноват, что из поляков? Польский шпион, значит.

Да, пострадал ещё 12-летний Эрлен — похвастал перед мальчишками, что у них ковёр есть, на котором немецкие свастики вышиты. Только не свастики это были, а азиатские ведические знаки — ковёр-то отец с Памира привёз. Кто-то из друзей, видно, дома рассказал, а уж взрослые — дружбу с Германией страна тогда ещё не водила — куда надо об этом шепнули. Ну, и те, кому полагается, с отцом побеседовали. Да так, что отец, возвратившись, первый раз в жизни выпорол сына.

...Война застала их в Новгороде, где отец служил начальником военной школы. В первый же день он с курсантами был отправлен на Карельский перешеек. Что творилось на первом этапе войны, мы хорошо знаем. А вот Федотову и ещё одному офицеру удалось вывезти из окружения на двух баржах 600 солдат и всю технику. Представили его за это к званию Героя, да дали орден Красного Знамени — обычное дело для первых месяцев войны. Провоевал он до конца на Ленинградском фронте, позже до полковника дослужился. Немало, если помнить, что для евреев советская власть скупа на звёзды была.

Но вернёмся в Новгород 41-го года, где осталась его жена с двумя детьми, а немцы всего в 30 километрах. От чего зависит порой жизнь и смерть человека? Правильно, от степени информированности. Их соседка, чей муж работал каким-то начальником на железнодорожной станции, подсказала матери Эрлена, что тогда-то в таком-то месте будет стоять эшелон для эвакуации городского начальства, но и других желающих, возможно, захватят. Им, соседям, не мешает уехать — ведь немцы разбрасывают листовки, что расправляться будут с комиссарами и евреями, а они, Федотовы, ведь евреи.

Мать собрала пару узлов и пришла с детьми в указанное место — в ночь на 16 июля они уехали. А что стало с оставшимися новгородскими евреями, хорошо известно. С теми, у кого не было добрых соседей-железнодорожников. С теми, которых советская власть не предупредила о том, как немцы, её недавние друзья и союзники, обошлись с польскими, французскими и прочими евреями. У Эрлена Фёдоровича примерно полсотни родственников стали жертвами нацистских извергов. Бабушку и тётю, например, сожгли живьём в Одессе. Согнали в пакгаузы, облили стены бензином и подожгли. «Ах, Одесса, жемчужина у моря…»
 
Они ехали в теплушках, рассчитанных на 16 человек или, соответственно, на 8 человек и 8 лошадей. Их поезд немцы с воздуха обстреливали, но они всё дальше удалялись на восток. Надо сказать, что на станциях для эвакуирующихся было организовано горячее питание, можно было набрать кипятку.

Долго они ехали, но оказались наконец в Оренбурге (тогда это был Чкалов). Там опросили всех, кто, где имеет родственников. У них родные оказались в Ташкенте, их туда и направили. Жили они у маминой сестры — всемером в одной комнате. Дети пошли в школу.
 
Хотя какая там учёба? Для изготовления пороха стране нужен был хлопок. Школьники 2-3 месяца в году учились, остальное время собирали белое золото. А пацанам учёба нужна, что ли? И ещё одно преимущество в совхозе — их хорошо кормили.

Надо сказать, что местное население прекрасно относилось к эвакуированным — война оказалась неплохим оселком для многих наций. Не стереть из памяти погромов, устроенных некоторой частью местного населения, например, на Украине, в Молдавии, но и не забыть атмосферы доброжелательности и помощи, скажем, в Узбекистане. Да, конечно, нет плохих и хороших народов, есть плохие и хорошие люди, но вот их концентрация наталкивает на разные размышления.
 
Меж тем пришла пора нашему герою идти в армию. Хотя что значит «пришла пора»? 17 лет, легко подсчитать, ему исполнилось 22 декабря 1942 года. В армию брали с 18-ти, но при этом не ждали дня рождения, а брали всех, кто относился к призывному году — для 25-го года им стал 43-й. Эрлена призвали уже 3 января, то есть в 17 лет.

 Сначала он попал в училище химзащиты, потом, после потерь на Курской дуге, офицерскую учёбу прервали и курсантов отправили на фронт младшими сержантами. Он оказался в артиллерийской разведке, так и прослужил в ней до конца. До самого 1945-го. Награждён был орденом Красной Звезды.

Солдат 1925 года рождения оставили служить до 1950-го. Он решил стать профессиональным военным. Для поступления в училище надо было закончить школу. На «отлично» было закончено семь классов в довоенном Ленинграде. Да ещё один год, если помните, «изучал науки» на хлопковых полях. А тут с приятелем-сослуживцем пошли записываться в вечернюю школу. Директору сказали, что окончили 9 классов, документов, правда, нет — война была ведь. Тот взял их с испытательным сроком. Школу Эрлен закончил хорошо, немецкий только не давался. Плохо, сейчас бы пригодился.

Поступил он в военное училище. Родственники в Ленинграде познакомили с хорошей еврейской девушкой. Поженились. Родились две дочери. Жизнь катилась вперёд, как ей и полагается. Эрлен Фёдорович прослужил весь срок в артиллерии. О службе он рассказывает мало, но чувствуется, что свой офицерский хлеб с маслом и икоркой он ел не напрасно. С антисемитизмом, утверждает, в армии не сталкивался.

Правда, после увольнения, а это был уже 79-й год, никак на работу не мог устроиться. «Приходите, товарищ Федотов, есть для вас место», — приглашали. А как раскрывали паспорт, видели национальность, место постоянно куда-то исчезало. Федотов, да не тот. Взяли инженером в исследовательский институт только после его письменных обращений к Генеральному секретарю ЦК КПСС, лично дорогому товарищу Леониду Ильичу Брежневу, и Генеральному прокурору СССР, уж не помню, кто им был тогда.

Шли годы. После тяжёлой болезни умерла жена. Дети засобирались в Германию. А куда он без них? Так и живут в Мюльхайме. Он, как и полагается, отдельно. Сам за собой ухаживает и присматривает. До прошлого года на здоровье не жаловался, да вот операцию пришлось перенести. Но ничего, держится.

Эрлен Фёдорович много читает и у него много интересов. Главный его интерес, как уже было сказано, — еврейский народ. Он читает лекции в ортодоксальной еврейской общине, теперь и у нас начал. Часами может говорить на излюбленные темы. Но не просто говорить, а, я уже упоминал, с цифрами, именами, географическими названиями, историческими датами... И всё это по памяти.
 
Скупой рассказ о своей жизни он тоже расцветил бесконечными подробностями из биографии Страны Советов. Получилось интересно. И о судьбе финских евреев рассказал, и о количестве военнослужащих в царской армии, и о Северном Иране — родине арийцев, и о латышах — служивших в трёх дивизиях СС, и об индустриализации СССР, и восстановлении народного хозяйства после войны... Он называл количество жилого фонда, разрушенного в Германии, число евреев, умерщвлённых в Треблинке, количество евреев, живших в дореволюционной Одессе, процент крестьянского населения в дореволюционной России... Поразительная эрудиция.

Ему до всего есть дело. Несколько лет назад он послал письмо Ариэлю Шарону с предложением, «как нам обустроить Израиль». Собирается послать обиженное послание в Яд ва-Шем, потому как там даже не пытаются установить точную цифру жертв Катастрофы, когда-то явно заниженную, по данным советского руководства. При этом он называет цифры, а цифры всегда звучат убедительно, и я предлагаю ему воспользоваться нашей газетой для публикации его соображений.

Я сижу, слушаю этого человека и думаю о том, как мало у меня с ним общего. Мне дали имя в память о родственнике, убитом в 1941 году украинскими националистами, его назвали в честь вождя мирового пролетариата: Эрлен — это, оказывается, производное от ЭРы ЛЕНина. Я в юности понял фальшь и уродство советской системы — он защищает её до сих пор, утверждая, что она была хороша, но исполнители оказались неумехами. Я считаю, что еврейский народ провело сквозь века его реалистическое мировоззрение, освящённое высшим авторитетом, Богом, — он полагает, что наш народ сохранился не благодаря, а вопреки религии. Я убеждён, что вне духовной связи с землёй Израиля наш народ потерял бы свою уникальность, — он считает, что нужно было тогда, 100 лет назад, согласиться на предлагаемый евреям остров Мадагаскар — теперь бы мы там процветали.
 
Уже таких, основополагающих, расхождений в наших взглядах много, очень много. И тем не менее я ловлю себя на мысли, что я люблю этого человека. Сейчас наступают дни Пасхи, когда традиция предписывает евреям испытывать беспричинную любовь друг к другу. А у меня есть причина любить Эрлена Фёдоровича Федотова. Я вижу в нём силу нашего народа. Его упорство и богоборчество. Его стремление к знаниям и умение выживать. Его центростремительную силу, не дающую уйти от своего народа и от самого себя, в конце концов. Это ж какая силища в нашем народе, если есть такие люди?!

Нас было немало и среди комиссаров, и среди диссидентов. И в каждом из нас, советских евреях, признаемся, есть и от одного, и от второго. И в Эрлене Фёдоровиче тоже, хоть он против этого возражает, утверждая, что ни на секунду не пошатнулась в нём вера в величие большевистского замысла.

Его правнук родился неподалёку от тех мест, откуда приехал его пра-пра-пра-прадедушка Теодор Дингер. Жизнь сделала огромный круг. Вернее, не круг, а виток спирали. И на нём уместилась жизнь шести поколений в течение полутораста лет. Сумасшедших лет. В которых люди, как всегда и везде, были и счастливы, и страдали. Так и будет продолжаться даже в самые благополучные времена. И точно так, как Эрлен Федотов не растерял в себе всё лучшее, что получил от предков, так и его правнук будет дальше нести всё лучшее, что сохранил его прадед. Но судьба распорядилась так, что у него уже опять еврейская фамилия, красивая еврейская фамилия Рабинович. Малыш пойдёт дальше деда. Спираль раскручивается дальше.
Лев ШВАРЦМАН
* Красный командир
 
-.png   +.png

Main Menu
Aktuell
Wissen
Web
Kontakt
Evangeliumskirche Glaubensgeneration in Mission Gottesreich "Eine umfassende Übersicht über die Evangelikale Szene in Deutschland. Uneingeschränkt empfehlenswert!"

Image

Wir wehren uns gegen Judenmission

 

     
Juden & Jesus
                  
                                        
Antizionismus


Zionismus


© September 2017 Maschiach.de // Roman Gorbachov // Blog // Umsetzung // Datenschutzerklärung // Impressum